Рак груди - не приговор!

10 октября 2018

Сегодня мы расскажем Вам о беседе с Юлией Сметаниной – девушкой у которой был поставлен диагноз рак груди в стенах клиники «За Рождение».

Огромную благодарность выражаем за откровенную беседу и желаем крепкого здоровья.

 

-Юль, расскажите, пожалуйста, с чего все началось? Как Вы узнали о наличии диагноза, какие были симптомы?

-Я жила совершенно обычной жизнью. После родов, где-то через полгода кормления грудью я обнаружила а небольшой комочек в правой груди, но не обратила на него внимание, через 2 года грудь заболела и я сразу пошла на приём к маммологу - Русовой Татьяне Ивановне. При осмотре у меня были взяты все анализы – пункция и мазок. Результатов нужно было ждать неделю. За это время я прошла УЗИ, которое ничего криминального не показало. Да и мне было 26 лет, волей не волей в голове не укладывался плохой исход от обследования.  Это меня обнадёжило, и я смогла немного расслабиться, но всё же, где-то в глубине я понимала, что всё решат результаты главных анализов. Но, заходя в кабинет врача, я уже морально была готова к самому плохому, готова была принять любой диагноз. 

И плохое случилось – мне сходу объявили, что у меня рак груди II стадии. Сразу же сказали, чтобы я слушалась врачей, что будет операция и химиотерапия, так как опухоль злокачественная. В тот момент я чётко понимала, что это лечится. А я ещё я понимала, что у меня есть сын, поэтому была обязана сделать всё для того, чтобы жить. У меня не было ни слёз, ни депрессий, ни паники, потому что характер у меня непрошибаемый. 

 

-Расскажите подробно о ходе Вашего лечения?

- Сразу же было определено, что лечиться я буду в Казани. Мы не теряли ни дня, было пройдено очень много обследований: очередные УЗИ, биопсия, анализы крови, какие-то стёклышки. Через месяц обследований врач выдал мне план лечения: четыре курса химиотерапии, операция, затем снова четыре курса химиотерапии, гормонотерапия и ещё одна операция. В общем, ближайший год не обещал быть скучным. Я не знаю, каким образом, но даже химиотерапию я перенесла достаточно легко, операцию тоже, хотя она была не из легких - два часа в операционной, два с половиной часа в реанимации. Но в любой момент моего лечения я быстро приходила в норму и восстанавливалась.

 

- Расскажите о своих физических ощущениях?

 - Химиотерапия, кстати, это такие капельницы с химией, которая отравляет всё в твоём организме, но в первую очередь, конечно, раковую опухоль. Делается такая капельница раз в 21 день, потом следующая и так далее. Так как это всё-таки отрава, то после химии человека обычно тошнит, выпадают волосы, и вены становятся очень тонкими.

 После первой химии моя квартира и машина стали потихоньку превращаться в плюшевые игрушки, потому что мои волосы были повсюду. Я приняла решение побриться наголо и ходить в парике, чтобы ускорить процесс. Я долго не могла выбрать подходящий парик, чтобы он мне нравился, и чтобы был похож на натуральные волосы. В один момент я уже немного отчаялась и почти смирилась с тем, что буду ходить, как кукла. В конце концов, я подобрала одну удачную модель и покупала её потом всё время, иногда меняя лишь цвет.

 Вообще классное ощущение – сегодня ты шатенка, а завтра можешь быть брюнеткой. Все родные, конечно, были от меня в шоке, так как я всё переносила с юмором и позитивом. 

 Конечно, такой страшный диагноз кардинально меняет некоторые привычные для тебя вещи. Первые дни мне было тяжело выйти в парике на улицу. Мне казалось, что все знают и все смотрят, но я быстро к нему привыкла – просто не могла сидеть дома. Это было настоящее время запретов: нельзя греться на солнце, нельзя взаимодействовать с аппаратами, излучающими УФ. Даже телефон мой муж первое время от меня подальше убирал. Но ко всему привыкается, даже к ограничениям. Ведь ты понимаешь, что чем-то приходится жертвовать, чтобы быть здоровым. Но больше всего во время лечения мне хотелось снова стать блондинкой (смеется).

 Сейчас мне страшно подумать, какому количеству человек я обязана своей жизнью. Это не только врачи, медсёстры и фармацевты, это семья, друзья, знакомые, и необъятное количество незнакомых мне людей, которые не стеснялись и тоже поддерживали меня, следили за ходом лечения. Я никогда не жаловалась, ни разу за полтора года. Муж подтвердит. Я не хотела, чтобы меня жалели, потому что это расслабляет. 
Сейчас у меня этап гормонотерапии – мне отключили на несколько лет яичники. Из-за этого за полгода я набрала около 30 кг, и это теперь единственная вещь, которая меня гнетёт. Но после отмены гормонов я снова собираюсь взяться за себя и стать той, кем я была.

 

- Что Вы можете пожелать нашим подписчикам и пациентам?

 - Я прошла этот путь, я смогла это сделать. И знаете, что я скажу? Вера в себя, вера в хороший финал – это главное, что должно быть в головах у всех, кто столкнулся с болезнью. Я всегда жила и живу мыслью – всё, что мы думаем, а особенно произносим вслух – всё это сбывается! Я – неубиваемый оптимист, и этот не самый простой мой жизненный этап лишь укрепил данное убеждение. Дай Бог всем здоровья!